Момемуры Берг Михаил Юрьевич

Берг, Михаил Юрьевич — ВикипедияНазвание книги: Момемуры Берг Михаил Юрьевич
Страниц: 111
Год: 2006
Жанр: Зарубежная

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

656 кб Добавлено: 13-янв-2018 в 04:01
epub

476 кб Добавлено: 13-янв-2018 в 04:01
pdf

3,3 Мб Добавлено: 13-янв-2018 в 04:01
rtf

480 кб Добавлено: 13-янв-2018 в 04:01
txt

550 кб Добавлено: 13-янв-2018 в 04:01
Скачать книгу



О книге «Момемуры Берг Михаил Юрьевич»

Я опять ошибся: любовь дикарки немногим лучше любви знатной барыни; невежество и простосердечие одной так же надоедают, как и кокетство другой. Их всех увлекала иллюзия незаурядности неискушенной натуры, и всех разочаровывала неразвитость ее и ограниченность. Удодов замечает по этому поводу: "Погублена прекрасная в своей естественности, но хрупкая и недолговечная гармония неискушенности и неведения, обреченная на неизбежную гибель в соприкосновении с реальной, хотя бы и "естественной" жизнью, а тем более со все более властно вторгающейся в нее цивилизацией" (Удодов. Современный человек, с усложненной психикой, не в состоянии отрешиться от самого себя и удовлетвориться жизнью, текущей безотчетно. Он слушал ее молча, опустив голову на руки; но только я во все время не заметил ни одной слезы на ресницах его: в самом ли деле он не мог плакать или владел собою - не знаю; что до меня, то я ничего жальче этого не видывал...

Если вы хотите, я ее еще люблю, я ей благодарен за несколько минут довольно сладких, я за нее отдам жизнь, - только мне с нею скучно..." (Лермонтов. Бэла становится жертвой своеволия Печорина; она насильственно вырвана из своей среды, из естественного течения ее жизни. Для истинной полноты жизни недостаточно, чтобы настоящее имело основание только в себе самом, в своей непосредственной данности: любить лишь потому, что любится, охотиться потому, что хочется преследовать зверя. Я вывел Печорина вон из комнаты, и мы пошли на крепостной вал; долго мы ходили взад и вперед рядом, не говоря ни слова, загнув руки на спину; его лицо ничего не выражало особенного, и мне стало досадно: я бы на его месте умер с горя.

Печорину мало, чтобы его поступки имели свои "достаточные основания" в страстях или прихотях: ему нужно, чтобы у них были также и цели. Наконец он сел на землю, в тени, и начал что-то чертить палочкой на песке.


Он ничего не меняет в своих поступках ради того, чтобы перестать доставлять страдания другим. Печорин настолько замкнут в себе, что теряет способность, забыв о себе, проникнуться хотя бы ненадолго волнением, тревогами, запросами души другого человека.

Он - губительная, разрушающая сила по отношению к личности и судьбам других людей. В маленьком эпизоде дорожной встречи прав не умный и волевой Печорин, а простодушный, ограниченный капитан, умеющий так бескорыстно и беззаветно привязываться к другому человеку.


Перейти к следующей книге

Комментарии

Оставить отзыв